Чудеса в Доме милосердия

Спаситель всегда стремился проявлять милосердие ко всем нуждающимся. Будучи в Иерусалиме Господь посетил у Львиных ворот (Евангелист называет их Овечьими) купальню, называемую по-еврейски Вифезда, (на иврите — «Дом милосердия»), при которой было пять крытых ходов. Купальня эта и ныне существует в Иерусалиме; она большей частью разрушена и более не используется.

Вифезда сегодня

А в те времена в этой купальне жертвенных овец предварительно мыли. Евангелист повествует, что под крытыми переходами «лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью». Вода эта лечила не сама по себе, своими природными свойствами, составом содержащихся в ней минеральных веществ, но посредством небесной силы, и становилась целебной в короткий промежуток времени, то есть лишь тогда, когда по промыслу Божию ангел сходил в купальню и возмущал воду. Какая удивительная и драматичная сцена! Представьте себе пять ходов, переполненных величайшими страдальцами из всего народа, находящимися в самом отчаянном положении! Представьте себе пять вместилищ человеческой боли и скорби, слез и гноя! А рядом — город, исполненный человеческих существ, которые пресыщаются наслаждениями, рвутся к богатству, борются за почет и власть, играют комедию и со своим телом, и со своею душою. А здесь — предсмертная агония, медленное и мучительное умирание и одна-единственная точка, куда устремлены все взоры, — вода; одно-единственное ожидание — ангела; одно-единственное желание — здоровья. Спросите их: зачем вам здоровье? Для той всеобщей комедии тела и души, которая разыгрывается вокруг вас? Но разве и без вас не достаточно тех, кто в этой комедии участвует? Или для служения Богу? Но разве не служит Богу весьма хорошо и тот, кто страдает с терпением и упованием на Него? Или вы желаете здоровья ради самого здоровья, жизни ради самой жизни? Но то, что является средством, не может быть целью. Когда Бог послал вас в эту жизнь, Он сделал это с определённой целью; и когда Он дает вам здоровье, Он, опять же, делает это с некоторой целью. «Не определено ли человеку время на земле, и дни его, не то же ли, что дни наемника?» — говорит праведный Иов (Иов.7:1). Человеку определено время для упражнений, борьбы и побед; и на закате этих дней его, как наемника, ожидает награда. Но жизнь ради жизни — земная жизнь ради земной жизни! — и здоровье ради здоровья означают бесцельную жизнь и бесцельное здоровье. Жизнь же и здоровье для комедии греха — разве это не обреченность души? Пять ходов, переполненных пожизненными инвалидами — о, какое удивительное место упражнений в терпении и уповании на Бога! О, какой удивительный и живой образ, какое потрясающее и наглядное предсказание того состояния, в котором могут вскоре оказаться и все те, кто в городе вокруг купальни губит свою жизнь и здоровье — и для чего? Для стяжания и накопления грехов! О Вифезда, как ты универсальна! В былые времена в тебе ангел Божий совершал пастырское служение и спасал одну за другой заблудших овец, пока не пришел всеобщий Пастырь ангелов и людей. Безмолвный ангел, слуга Создателя своего, пользовался твоею водою, дабы омыть от греховной заразы болящую овцу; а когда Пастырь Добрый — творческое Слово Божие во плоти и на деле — сошел к тебе, Он, Своим творческим глаголом отгоняющий заразу греха, упразднил тебя. Пастырь Добрый! Потому и названа ты пророчески Овечьей купальней. «И овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его» (Ин.10:3-4), голос Пастыря Доброго.

Хочешь ли быть здоров?

Вернёмся же к словам Евангелиста: «Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Прозорливый Господь предвидел заранее и задолго, где и что Ему надлежит совершить. Например, Он не случайно — хотя Его спутникам могло так казаться — отправился по морю на другой берег в страну Гадаринскую: духом Своим Он провидел и видел, что в стране той находятся два бесноватые, коих Он должен исцелить. И не случайно Он оказался у ворот города Наина именно тогда, когда выносили умершего сына вдовы; но Он, опять же, провидел и ведал, что в этом месте и в это время Его ожидает великое дело. Точно так же Он не случайно оказался в Иерусалиме на празднике этом, какой бы это ни был праздник; и не случайно и не из любопытства свернул Он в данный дом боли, в Овечью купальню; но все это осуществилось при Его предвидении и провидении — в пространстве и во времени. Несомненно, что Он и пришел в Иерусалим не ради праздника, как то представлялось Его спутникам, но именно ради сего больного и ради дела, которое хотел явить на нём.

А теперь представим себя в роли расслабленного. Болезнь, продолжающаяся тридцать восемь дней, кажется людям бесконечной, тем более – растянувшаяся на тридцать восемь лет! Протяженность времени зависит от нашего состояния и настроения. Часы счастья крылаты; часы скорби бескрылы, а часто и безноги. Расслабленному человеку и время представляется расслабленным; ему кажется, что и время неподвижно, как и он сам. Целое столетие по меркам здоровых людей провел, таким образом, этот расслабленный, лежа на своей постели и подгоняя время, вместо того чтобы время подгоняло его. Какое геройское терпение у этого человека! Какие сверхчеловеческие усилия, чтобы добраться до купальни в то время, когда ангел Божий возмутит воду! Какая непоколебимая надежда на выздоровление, и это — изо дня в день, из года в год, да что там — из десятилетия в десятилетие! Хотя больной так страдал по собственным грехам, все же им нельзя не восхищаться; и, думая о нем, нельзя не вспомнить о многих наших современниках, слабохарактерных мужчинах и женщинах, юношах и девушках, которые под бременем несравнимо меньших и менее продолжительных скорбей поднимают на себя руку, уходя в мир иной, как самоубийцы.

«Хочешь ли быть здоров?» — спросил его единственный Друг, впервые за тридцать восемь лет, склонившийся над его постелью.

– «Так, Господи; но не имею человека. Слепые имеют поводырей, хромые имеют сродников, иссохшие имеют друзей, а я не имею в этом пространном мире никого, кто смиловался бы и отнес меня к воде в тот момент, когда она становится целебной. Пока я доползаю до воды, другой уже входит в нее и исцеляется, а я с мукою прилагаю те же усилия, чтобы доползти обратно до своей постели. И вот, так уже тридцать восемь лет! Не имею человека, а слуге платить не могу».

– «Но ведь в Иерусалиме столько народу, столько праздных, богатых, сильных, неужели нет ни одного, кто протянул бы тебе руку помощи для спасения своей души или хотя бы послал своего слугу тебе помочь?»

– «Ни одного!»

– «Неужели было нужно, чтобы пришел Человек даже из Галилеи, пройдя трехдневный утомительный путь, в то время как столько людей во Святом Граде день и ночь ходят без дела всего лишь в нескольких метрах от твоей постели?»

– «Да, Господи, много, много бывает прохожих рядом со мною, но нет человека». Но столькие священники! Вот, храм прямо на соседней улице! Там бесчисленные священники читают Закон Божий и учат народ милосердию — и неужели ни один не придет или не пришлёт кого-нибудь к тебе на помощь?»

– «Да, Господи, много священников там, в храме, но нет человека».

И иудеев много, сотни тысяч их приходят на праздник в Иерусалим. Но им нет дела до скорбного и молчаливого страдальца, им важна суббота. Многие тысячи их приходят только для того, чтобы поклониться субботе, как праотцы их поклонялись золотому тельцу в пустыне. Сотни тысяч «верующих» иудеев, но — нет человека».

Встань, возьми постель твою и ходи

И вот Он, Человек — единственный! Это, Господь, Который сострадательнее родственника, милостивее друга, услужливее слуги. Он предпринял этот долгий и утомительный путь из Галилеи в Иерусалим не ради субботы и праздника, а ради исцеления этого страдальца. Он пришел, чтобы еще и делом, а не только словом обличить страшное жестокосердие людей. Пришел Человек ради человека. «Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел». Кто-нибудь может спросить: «Почему Господь не задал этому больному обычного вопроса: веруешь ли? Почему не требовал от него веры, как от многих других?» Но разве вера этого страдальца не более чем очевидна? Тридцать восемь лет он терпеливо лежал на одном месте с верой в помощь небесную. Но он не только веровал в чудесное действие Божия ангела; он до некоторой степени веровал и в Господа нашего Иисуса Христа, иначе не назвал бы Его Господом. «Так, Господи, хочу быть здоров; но не имею человека». Не надо, впрочем, забывать, что Господь исцелил многочисленных бесноватых и глухонемых, от которых и не мог требовать веры, исцелил их из чистого милосердия. И в этом случае, в Вифезде, Господь руководствовался, с одной стороны, чистым милосердием к человеку, долгие годы тяжко страдавшему в среде, лишенной милосердия; с другой стороны, Он руководствовался намерением Своим поступком обличить жестокосердие не только жителей Иерусалима, но и всех тех людей всех времен, которые, видя муки ближнего своего, не хотят даже пальцем шевельнуть, чтобы помочь ему. Наконец, Господь намеренно исцелил этого расслабленного в субботу — хотя то же самое Он мог сделать и в пятницу — потому лишь только, что хотел обличить иудейский формализм дню субботнему, тем самым показать: человек важнее субботы, а милосердие важнее всех законных формальностей. И это дело Христово несет на себе неповторимое отличие метода Божия, а именно: достигает сразу нескольких целей.

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 07.05.2020 — 23:45

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *