Чудесные умножения хлебов и насыщения людей

Насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек в пустыне

Согласно повествованию Евангелистов, чудо насыщения малым количеством хлеба и рыбы, огромной массы людей, Христос совершил два раза. Однажды, Он насытил пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек; а в другой раз, семью хлебами и немногими рыбками – четыре тысячи мужчин, не считая в обоих случаях женщин и детей, которых всегда шло за Христом множество.

Оба чуда, по своему символическому смыслу и значению, очень близки между собою, но различаются в деталях и в обстановке их совершения, а потому рассмотрим их отдельно.

Насыщение пятью хлебами, отмечено всеми четырьмя Евангелистами. Это чудо Христос сотворил вскоре после усекновения Иродом главы Иоанна Крестителя, и после возвращения своих учеников, посланных на проповедь.

«И собрались Апостолы к Иисусу», повествует Евангелист Марк, и рассказали Ему все, и что сделали, и чему научили. Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного. Ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда. И отправились в пустынное место в лодке одни…»

Марка гл. 6, 30–32

Сам же Христос, извещенный учениками Иоанна о смерти своего Крестителя и Друга, услышав эту скорбную весть, тоже «удалился», – как свидетельствует Евангелист Матфей, – «оттуда на лодке в пустынное место один».

Матфея гл. 14, 12–13

Через некоторое время, Апостолы собрались возле своего Учителя (См. Луки гл. 9, 10), на другой стороне озера, в пустынной гористой местности области Вифсаиды Юлиевой. Вифсаиду Юлиеву нужно отличать от Вифсаиды Приморской, расположенной на Северо-Западном берегу, вблизи г. Капернаума.

Карта земель вокруг моря Галилейского

Чудо насыщения пятью хлебами было совершено на пустынном, но не бесплодном Северо-Восточном берегу Галилейского моря, ближайшим городом к которому была Вифсаида-Юлия.

Выйдя (вероятно, из своего уединения на горе), Иисус увидел множество людей; и сжалился над ними, «потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря: и начал учить их много», (Марк) «и исцелил больных их».

Гористая местность области Вифсаиды Юлиевой

«Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное, и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти; вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики – народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных. А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один».

К этому повествованию Матфея, Евангелисты Марк и Лука добавляют некоторые второстепенные подробности, как например: просьба двенадцати апостолов «отпустить народ, чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали себе пищи» (Лука); или: Христос повелел апостолам рассадить всех «отделениями на зеленой траве; и сели рядами, посту и по пятидесяти» (Марк), но все повествователи, как и Евангелист Иоанн, единогласно свидетельствуют о главном, именно о литургическом, преобразовательном и пророческом значении чуда; они говорят, что Христос, «взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы, и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех…» (Марк).

Чудо насыщения людей пятью хлебами

«Он же взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу…» (Лука).

Евангелист Иоанн в своем описании этого чуда приводит новые существенные подробности и глубоко вскрывает литургический смысл всего события. Вся 6-ая глава Евангелия от Иоанна связывает вместе три события: чудо насыщения хлебами, хождение Иисуса Христа по водам и, последующую за этим беседу в Капернаумской синагоге – о Хлебе Небесном.

Иоанн уточняет, что перед совершением чуда, «Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими», что событие имело место «в окрестности Тивериады», что это была весна, ибо «приближалась Пасха, праздник Иудейский», и что после насыщения хлебами, «люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно тот пророк, Которому должно прийти в мир«. «Иисус же, узнав, что хотят прийти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился на гору один».

Центральная же часть повествования воспринята Иоанном под другим углом зрения, чем у других очевидцев. Он пишет, что «Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить?»

«Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать».

«Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу».

«Один из учеников, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему:

Здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?

Иисус сказал: велите им возлечь. Выло же на том месте много травы. Итак, возлегло людей около пяти тысяч».

«Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежащим, также и рыбы, сколько кто хотел».

Когда же все насытились, то толпа пришла в восторженное возбуждение от необычайности события, и некоторые, составили заговор, с целью провозгласить Иисуса Христа царем Иудейским, хотели здесь же немедленно осуществить свое решение. Возможно, что среди заговорщиков был кто-нибудь и из апостолов» (например Иуда?).

Тогда Христос «понудил учеников Своих войти в лодку и отправиться на другую сторону озера к Вифсаиде, пока Он отпустит народ». (См. Матфея гл.14, 22). Уже поздно вечером, когда становилось совсем темно, ученики Христовы сошли к морю и, отметив, что Иисус не приходил к ним, а море становилось бурным, отправились одни. А Христос «отпустив их, пошел на гору помолиться».

Так было совершено первое чудо насыщения хлебами голодавшего в пустыне народа. Смысл этого чуда весьма глубок и многосторонен. Прежде всего, здесь была проявлена жалость и милосердие Христа к народу, из которых было множество больных и убогих, и «потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря».

«Христос сжалился над ними» и, – исцелив их болезни, – напитал их духовно Своим учением о Царствии Божием, и накормил телесно, проявив заботу о материальной нужде людей. В данном случае, Господь, на примере, показал истину Своего учения: – «Ищите прежде всего Царствия Божия и правды его, а прочее все приложится вам». Народ пришел в пустыню ко Христу за пищей духовной, а получил и ту, и другую. Второе: – Христос здесь показал необходимость организованности в раздаче материальной помощи людям, и что это является долгом апостолов – («Вы дайте им есть»; – «Вы рассадите их по рядам» и т. д.), а также обязательность экономии («Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало»).

Подчеркнув в этом чуде Свое могущество над материальной природой, испытав веру Своих учеников в том, что Ему, как Сыну Божию, все возможно, Христос, однако, в то же время утвердил пред всем народом истину, что «Царство Его не от мира сего», и отверг попытку людей провозгласить Его земным царем, освободителем евреев от власти Рима, организатором мирского благоустроенного государства и т. д.

Все это чрезвычайно важно, т. к. всякое слово здесь ознаменовано глубокой символикой; однако существеннейший и сокровенный смысл описываемого чуда заключается, как уже было отмечено, в литургическом и пророческом значении этого события. Христос, как и в Сионской горнице перед Гефсиманией – «воззрел на небо, благословил, преломил и дал ученикам».Но здесь это был прообраз, а там действительность. Христос здесь готовил мысль и сердце Своих учеников к принятию Тайны Святой Евхаристии, той Тайны, которая не вмещается умом человека, а познается только сердцем и любовью.

По материалам: Евангелие от Матфея гл. 14, 15–21;

Евангелие от Марка гл. 6. 35–44;

Евангелие от Луки гл. 9, 12–17;

Евангелие от Иоанна гл. 6, 5–14

Второе чудесное умножение хлебов и насыщения людей

Евангелисты Матфей и Марк описывают насыщение Иисусом Христом семью хлебами и малым количеством рыбок – четырех тысяч человек. По своему смыслу и обстановке, это чудо настолько похоже на предыдущее, что некоторые толкователи Евангелия считали его одним и тем же событием в другой его редакции. Но это, конечно, не так. Во-первых, Евангелист Матфей описывает оба события в непосредственной последовательности одно за другим (главы 14 и 15), – что было бы ненужно, если вопрос шел бы о том же самом чуде, а во-вторых (и это главное), – Сам Иисус, в беседе Своей на лодке, когда говорит о «закваске фарисейской и саддукейской», упоминает о двух чудесах насыщения хлебами: «Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали?» – сказал Он, – «ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали?»

Матфея гл.  16, 9–10; Марка гл. 8, 17–21

Евангелист Матфей повествует, что второе насыщение имело место после того, как Иисус возвратился в Галилею из стран Тирских и Сидонских.

«Перейдя оттуда», – говорит он, – «пришел Иисус к морю Галилейскому и, взойдя на гору, сел там. И приступило к Нему множество народа, имея с собою хромых, слепых, немых, увечных и иных многих, и повергли их к ногам Иисусовым, и Он исцелил их».

Матфея гл.  15, 29–30

Массовое исцеление больных на горе продолжалось в течении нескольких дней; народ оставался ночевать в пустыне и не хотел уходить оттуда, слушая учение Иисуса и созерцая творимые Им чудеса. «В те дни», – говорит Евангелист Марк, – «когда собралось весьма много народа и нечего было им есть, Иисус, призвав учеников Своих, сказал им: жаль Мне народа, что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть. Если неевшими отпущу их в домы их, ослабеют в дороге; ибо некоторые из них пришли издалека. Ученики Его отвечали Ему: откуда мог бы кто взять здесь в пустыне хлебов, чтобы накормить их? И спросил их: сколько у вас хлебов? Они сказали: семь. Тогда велел народу возлечь на землю; и, взяв семь хлебов и воздав благодарение, преломил и дал ученикам Своим, чтобы они раздали; и они раздали народу. Было у них и немного рыбок; благословив, Он велел раздать и их. И ели и насытились; и набрали оставшихся кусков семь корзин. Евших же было около четырех тысяч».

Раздача семи хлебов

Марка гл.  8, 1–9

Каков смысл и каково значение этого чуда? На этот вопрос, прямой ответ дает само Евангелие. Именно: Христос сжалился над народом, который три дня голодал в пустыне, и который «мог ослабеть» в дороге, при возвращении домой. Здесь проявлена Божья забота о нуждах людей, пришедших к Нему за пищей духовной и получивших как духовную пищу, так и телесную – исцеление болезней и хлебное питание. На житейском примере здесь подтвердилось учение Христа в нагорной проповеди:

«Ищите же прежде всего Царствия Божия и правды его, и это все приложится вам».

Матфея гл.   6, 33

Однако, надо сказать, что жалость Бого-Человека к слабостям и болезням падшей природы человека, вообще говоря, проявилась во всех чудесах Христовых, особенностью же чуда насыщения хлебами следует признать литургический смысл этого события: как пятью хлебами, так и семью, Христос символизировал Божественную Евхаристию.

Карта Палестины в эпоху Христа

Он, «взяв семь хлебов и воздав благодарение, преломил и дал ученикам Своим, чтобы они роздали; и они роздали народу».

Насыщением семью хлебами, Господу угодно было второй раз пророчески предварить и утвердить величайшую тайну Божественной Литургии.

Насытив народ и отпустив его по домам, Иисус Христос, не остался один в горах, как после насыщения пятью хлебами, а «тотчас войдя в лодку с учениками Своими, прибыл в пределы Далмануфские».

Марка гл. 8, 10;

У Евангелиста Матфея эти пределы называются «Магдалинские». «Далмануфа» – это небольшое местечко близ города Магдалы, расположенного на Западном берегу Галилейского моря; поэтому пределы Магдалинские назывались также и пределами «Далмануфскими».

По материалам:

Евангелие от Матфея гл. 15, 32–39;

Евангелие от Марка гл. 8, 1–10

Беседа Иисуса Христа о Хлебе жизни

«Аз есмь хлеб жизни». «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь».

(Иоанна 6. 48–63).

Итак, когда наутро народ увидел, что на том месте, где накануне было благословение, преломление и умножение хлеба, – нет ни Иисуса, ни учеников Его, то, воспользовавшись пришедшими из Тивериады лодками, многие поплыли в Капернаум, ища Иисуса. И найдя Его здесь, спросили: «Равви, когда Ты сюда пришел?» Вопрошавшие были удивлены: каким образом Христос оказался на этой стороне моря, тогда как накануне вечером они видели, что кроме одной лодки, в которую вошли ученики Его, иной не было, и что Иисус не входил в лодку, а отплыли одни ученики.

Господь не ответил Иудеям на их вопрос, который являлся простым любопытством, но дал ответ по самому существу их затаенных мыслей. Именно, Он сказал им: «… Истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий; ибо на Нем положил печать Свою Отец, Бог».

Христос знал, что собравшихся к Нему людей, в данном случае, интересует не столько само чудотворение, – ибо чудес они видели уже очень много, – сколько именно вчерашнее чудо насыщения хлебами. Раз Он накормил их вчера, то почему не накормит сегодня и завтра, и каждый день? Ведь Моисей кормил Израиля «манной в пустыне», «Небесным хлебом» в течении многих и многих лет; почему ж, е Иисус, как истинный «Пророк;, Которому должно придти в мир», – как они сами вчера признали, – не может, или не хочет делать того же, что делал Моисей?

Хлеб насущный, как ежедневное питание, – вот основная проблема жизни. Так думали те люди, и так думают миллионы людей до сего дня.

Но Христос учил иначе. Он говорил: «Не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в этом. Наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам».

(Луки 12.  29–31).

В данном случае, Господь накормил хлебом тысячи людей, пришедших к Нему в пустыню, слушать слово о Царствии Божием; И Он же отказался превратить камни в хлеб, когда, в начале Своего служения, Сам взалкал, а диавол искушал Его сотворить это чудо.

Далее, вся 6-ая глава от Иоанна, являясь продолжением краткого повествования Евангелиста о чуде насыщения хлебами и хождения по водам, посвящена беседе Иисуса Христа о хлебе жизни, о вере в Сына Божия, о воскресении из мертвых, о жизни вечнойи, наконец, о Тайне Плоти и Крови Сына Человеческого.

Беседа происходила в синагоге Капернаумской. Сюда собралось множество народа, пришедшего из всех мест, куда долетела молва о чуде насыщения хлебами, и все ученики Христовы; были и больные, жаждущие исцелений; были книжники и фарисеи. Пред ними всеми, Христос открыто говорил о Себе, как Сыне Божием, пришедшем отдать «Плоть Свою за жизнь мира» (Иоанна 6. 51).

Народ не понимал речи Христа и требовал от Него «знамений с неба», как того и раньше многократно требовали книжники, фарисеи и саддукеи (Матфея 16. 1–3).

Иудеи ссылались на Моисея, который давал их предкам «хлеб с неба» (Иоанна 6.  31) – манну небесную; но то, что вчера им дал Христос, их, по-видимому, не удовлетворяло. Это не было достаточным «свидетельством», т. к. умноженный хлеб – все же был хлеб земной, а не небесный.

Тогда Христос открыл Иудеям тайну хлеба жизни. Он сказал им:

«Истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес; ибо хлеб Божий есть тот, Который сходит с небес и дает жизнь миру».

Но Иудеи не поняли слов Христа. О каком хлебе Он говорит? каков это хлеб? Если этот хлеб более велик и истинен, чем была «манна небесная», то надо чтобы Христос подавал его людям не временно, а постоянно. И, в недоумении, они сказали: «Господи, подавай нам всегда такой хлеб». Они, конечно, предполагали, что речь идет о материальном хлебе, обеспечивающем земное человеческое существование. Они, видимо, никак не могли предвидеть, что сейчас услышат из уст Христа о Нем Самом… А Христос сказал им:

«Я – есмь хлеб жизни». «Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет».

Но и эти слова не были поняты слушателями Христа. Народ недоумевал, что это значит, что Он Сам себя называет «хлебом», и что «Он сошел с небес»? И говорили между собою: «Не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и мать мы знаем? Как же говорит Он: Я сошел с небес»?

Слова Христа им казались нелепостью, звучащей как бы даже насмешкой над слушателями. Как, на самом деле, думали они, может быть, чтобы этот человек «сошел» с неба? И как можно верить этим словам и следовать за этим учителем? В синагоге послышались слова ропота и неудовольствия. Но Иисус сказал им: «Не ропщите между собою: никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день…»                                                              (Иоанна 6. 43–44).

Здесь, перед слушателями Христа, встали новые недоуменные вопросы: об Отце пославшем Мессию, о воскресении из мертвых, о последнем дне, о вере в Иисуса Христа, как обетованного Мессию. Все эти труднейшие для них и таинственные вопросы, конечно, не были доступны для понимания массы всего народа, но для тех, кто были «истинными израильтянами» подобно Нафанаилу и подобно ученикам, принявшим свидетельство и крещение Иоанново, эти вопросы были не новы. Лучшие люди Израиля ждали Мессию и узнавали Его в лице Иисуса Христа. Все историческое прошлое избранного народа было пророчеством о явлении Мессии и о Его искупительной жертве. А последний ветхозаветный пророк, Иоанн Креститель, прямо указал народу на Иисуса, говоря: «Се Агнец Божий, вземлющий грехи мира». Пророки все свидетельствовали об Искупителе. Весь народ слышал и видел учение и чудеса Христовы – все были научены Богом. Но те кто не принял Крещение Иоанново, кто окаменил сердце свое, — те, конечно, ничего не поняли и понять не могли.

Действительно, «все были научены Богом», но лишь немногие приняли сердцем и умом эту Божью науку.

Иисус говорил им о хлебе жизни вечной, о духе, а слушатели оставались на точке зрения материальной. Поэтому они ужаснулись, когда услышали дальнейшие слова Христа:

«Я – хлеб живый, сшедший с небес: ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб, же, который Я дам есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира».     (Иоанна  6.  51).

Недоумение Иудеев перешло в спор друг с другом. Одни из них старались понять Христа, найти смысл в Его речах, другие отмахивались от них, говоря: «Как Он может дать нам есть Плоть Свою?» Возможно ли – чтобы люди ели плоть, т.е. тело человеческое и этой пищей поддерживали свою жизнь? Иудеи старались понять слова Христа в буквальном и материальном смысле, а такое понимание приводило их к выводам противоестественным и нелепым; Христос говорил о духе, а они помышляли о материи; Христос учил о жизни вечной, а они связали свою мысль с жизнью временной; Христос учил о небесном, а они требовали земного.

Зная мысли своих слушателей и ту сумятицу, которая охватила их сердца, Христос преподал им, как и всему человечеству, истинное учение о Святой Евхаристии.

Он сказал: «Истинно, истинно говорю вам; если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Кровь Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем».                                                            (Иоанна  6.  53–56).

Эти великие, но странные и страшные слова Христа были, как бы преддверием скорого конца земного служения Мессии-Христа, и приближением Тайной Вечери. Но в подлинном смысле, никто из присутствующих в синагоге Капернаумской не понял тайны слов Христовых.

Он говорил «от вышних», а они были «от нижних». Он учил о небесном и вечном, а они были погружены в интересы дел временных и земных.

«Как. послал Меня живый Отец, и Я живу Отцом», – продолжал Христос, – «так и ядущий Меня жить будет Мною. Сей-то есть хлеб, сшедший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек».      (Иоанна  6.  58).

На этом Христос закончил свою речь о хлебе жизни, но не только книжники, фарисеи и саддукеи, но и многие из учеников Его, слыша то, говорили: «Какие странные слова. Кто может это слушать?»

Смятение и ропот среди слушателей синагоги не только не прекратились, но распространились шире и захватили сердца даже ближайших последователей Спасителя. Видя это, Христос сказал ученикам: «Это ли соблазняет вас? Что же, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? Дух животворит; плоть не пользует нимало».

Ближайшие ученики Христа, казалось, могли бы понять, что истина, реальность и творческое начало принадлежит духу, а не плоти и что пред ними стоит не просто сын Иосифа и Марии, а воплощенный Бог, Сын Человеческий, сошедший с небес и дающий жизнь всему миру. Но они не поняли того; умы и сердца их были прикованы к материальному и земному, тогда как Мессия призывал их к жизни вечного духа.

«Слова, которые Я говорю вам», – сказал им Христос, – «суть дух и жизнь». И к этому добавил: «Никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего».

Это значит, что Истина открывается людям волею Самого Бога, а не прихотью плотского ума человека.

«Воля же пославшего Меня Отца», – сказал Христос, – «есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день».       (Иоанна  6.  39).

На этом Христос закончил свою речь в синагоге Капернаумской. Тайна Его слов, – так и осталась тайной для всех. И «с этого времени», – говорит Евангелист Иоанн, – «многие из учеников» (Христа) «отошли от Него и уже не ходили с Ним». (Иоанна  6. 66). «Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?»

И в этом вопросе звучала печаль. Но от лица двенадцати ответил Петр: «Господи, к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной Жизни. И мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога Живого».

Здесь, в исповедании Ап. Петра, раскрылась истина, что вера рождает знание и что «дело Божие» для людей на земле заключается в том, «чтобы, они веровали в Того, Кого Он послал».

Глаголы вечной правды, человечество впервые услышало из уст Христа. И если, в те времена, люди не поняли, или не приняли Его учения о Хлебе Жизни, то впоследствии, на Тайной Вечере, тайна сего учения открылась для всех учеников Христа, до наших дней и на все времена. Это тайна Святой Евхаристии, которая есть «Дух и Жизнь».

По материалам:

Евангелие от Матфея 16. 1–3

от Луки 12.  29–31

от Иоанна 6. 31-66

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 21.10.2019 — 23:20

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *